Преступления отдельных представителей следствия против граждан страны продолжаются

Материал опубликован: 17.11.2020 в 7:55

Те действия, которые предпринимает следователь Конышев Алексей Анатольевич в
отношении Ивана Горба в рамках расследования обстоятельств смерти пенсионерки
Татьяны Романовой, иначе как преступными назвать нельзя.

Иван Горб, единственный кормилец семьи с двумя детьми, был социальным работником,
который ухаживал за Романовой. Но сегодня он находится в СИЗО по обвинению в ее
убийстве. Основанием для помещения Ивана Горба под стражу стали показания, которые
следователь буквально выдавил из тайного свидетеля по делу. О том, что показания даны
под давлением, и их не следует учитывать в деле, заявил сам тайный свидетель.

Им оказалась знакомая Горба, которая знала, что Иван ухаживает за Татьяной Романовой.
Женщина рассказала о том, как ее задержали во время похода в магазин. Ее увезли в
отделение несмотря на то, что дома одна осталась четырехлетняя внучка. Свидетель
утверждает, что ей угрожали тюрьмой, на нее оказывали мощное психологическое
давление. В полусознательном состоянии она подписала все, что от нее требовали,
и только тогда ее отпустили. Проведенная экспертиза показала, что свидетель
говорит правду, и что данные ей показания не могут учитываться в деле.

Женщина уже подала заявления в прокуратуру, Следственный комитет и Управление
собственной безопасности с требованием разобраться с методами работы Конышева
Алексея Анатольевича.

Излишняя ретивость следователя объясняется редкой возможностью построения карьеры
на нашумевшем деле. О смерти Татьяны Романовой рассказала ее внучка Анастасия
Шпаковская в программе Андрея Малахова. Она вместе с адвокатом утверждала, что
ее бабушку убили рентодатели, с которыми она подписала договор пожизненной ренты,
и по которому ее квартира отходила к ним. А ведь сама Шпаковская не скрывала свои
виды на эти метры и готовилась продать квартиру.

Пенсионерка, обоснованно опасаясь за свое будущее, решилась на договор ренты, о
чем не рассказала внучке. Известие о наличии договора ренты привело Шпаковскую в
ярость, которую она выплеснула на бабушку во время последнего визита к пенсионерке.
После этого визита самочувствие Романовой резко ухудшилось и она умерла.

После того как невиновность рентодателей была доказана, следствие занялось поиском
нового обвиняемого. А, как говорится, был бы человек, а статья найдется. Вот и попал
под ретивую руку Конышева беззащитный соцработник Иван Горб, которого и обвинили в
отравлении Романовой Карбамазепином с целью завладения ее квартирой. Интрига в том,
что в крови Т. Н. Романовой посмертная экспертиза обнаружила в микродозах
лекарственный препарат Карбамазепин, который, по его парадоксальному мнению
и вызвал смерть рентополучательницы.

Тот факт, что по заключению государственного судмедэксперта, делавшего вскрытие
бабушки, ее смерть произошла от естественных причин (ишемическая болезнь сердца),
обвинение не смутило ни на минуту. А виновным в злодеянии, которого не было,
следователь Конышев А.А. «назначил» соцработника Ивана Горба, который просто
оказывал патронажную помощь старушке. Этот молодой мужчина никаким образом не
мог претендовать на наследство Романовой, и никаких выгод от ее смерти не
получал.

Несмотря на вышесказанное, невиновный человек продолжает сидеть за решеткой,
а не чистый на руку следователь продолжает заниматься расследованием этого дела.

Источник материала: https://mos.news/

Преступления отдельных представителей следствия против граждан страны продолжаются